21:56 

Михаил Беленький. "Менделеев"

Nog
Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Если бы он мог, то, вероятно, просто взвалил бы себе на плечи всё естествознание и потащил бы его в гору,
широко вышагивая на своих длинных ногах, окруженный едва поспевающими за ним воспитанниками.


Дмитрию Ивановичу Менделееву в памяти народа одновременно и повезло, и не повезло. С одной стороны, едва ли не каждый его фамилию узнает. С другой, чаще всего о нём припомнят самое большее два факта - придумал Периодическую таблицу и изобрёл водку. Не о каждом, конечно, вспомнят и это, но всё равно обидно, ведь заслуг у Менделеева куда больше, да и в серии ЖЗЛ он появляется аж в четвёртый или пятый раз. Автор новой версии его биографии практически неизвестен как писатель - собственно, похоже, это его единственная изданная книга. Печатался он в основном в разнообразных периодических изданиях, и журналистский подход, надо сказать, в биографии чувствуется.

Но это далеко не "жёлтая" журналистика; Михаил Беленький не копается в грязном белье своего героя, а, искренне восторгаясь им, старается этот восторг передать и читателю, открывая всё новые и новые стороны жизни и деятельности Менделеева, новые его таланты, которые временами могут по-настоящему удивить. Кстати говоря, миф о Менделееве-изобретателе водки книга безоговорочно опровергает. Зато перед глазами читателя одно за другим проходят такие дела, которых каждого в отдельности хватило бы на полноценное жизнеописание какого-то другого человека. Помимо химических занятий знаменитый учёный успел оказать немалое влияние на такие, казалось бы, мало связанные между собой сферы, как воздухоплавание, нефтепереработка, метеорология; во многом благодаря многолетней службе Менделеева во главе Палаты мер и весов был осуществлён переход России на метрическую систему. И к появлению первого ледокола Дмитрий Иванович тоже руку приложил, как и к развитию российского кораблестроения вообще. И чем дальше, тем больше открывается перед читателем образ этого удивительного человека.

В чём-то он даже напомнил мне Конан Дойла; тот тоже объединял в себе будто множество людей с самыми разными интересами и родами занятий. И даже спиритизмом оба они в какое-то время всерьёз интересовались, правда, совершенно по-разному. Для Менделеева спиритизм стал очередным предметом скрупулёзного изучения, одним из этапов его многолетней и, увы, бесплодной погони за "мировым эфиром". Сделав вывод, что за спиритизмом не стоит ничего реального, русский учёный раз и на всегда закрыл для себя эту тему. А поиски таинственного вещества, пронизывающего весь мир, продолжались ещё очень долго, так и не увенчавшись успехом. Хотя совершённые в ходе их открытия и сами по себе дорогого стоят.

Стиль Беленького в этой книге лёгок, нередко подчёркнуто неакадемичен. Сам ход рассказа мне не раз и не два напоминал не монографию, а популярную лекцию, с которой автор выступает перед читателем, вкладывая в свои слова невероятную экспрессию, сопереживая своему герою в трудных обстоятельствах, и даже потрясая кулаками в адрес его недоброжелателей. Текстовым аналогом потрясания кулаками для меня стали обороты вроде "чиновные дураки и мерзавцы"; встречаются они, впрочем, считанные разы. Но несмотря на всё это, книга остаётся прежде всего хорошим источником информации об одном из самых знаменитых наших учёных, научное наследие которого, хоть и безусловно признано ещё при его жизни, так до сих пор и не оценено в окончательной мере.

URL
   

Берлога

главная