Nog
Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
...зачастую историки пишут, как беллетристы, а беллетристы - как историки, и все вынуждены придумывать, повторять и заново осмысливать мифы,
и все мифы равноправны: мы сами вольны решать, какие покажутся нам наиболее убедительными.


Сказать, что я был чрезвычайно удивлён, когда впервые увидел новость о выходе этой книги, значит ничего не сказать. Чертанов пишет для ЖЗЛ в последние годы много, но все его прежние биографии укладывались пусть и в исключительно широкую, но всё же ограниченную область - писатели и учёные XIX-первой половины ХХ веков. Разин не укладывался в эти рамки ну никак, однако я уже обещал себе не пропускать книг этого автора, к тому же современный взгляд на эту историческую фигуру узнать было интересно.

С первых же страниц я ощутил близкое сходство этого жизнеописания с другой книгой серии - очень понравившимся мне "Юрием Гагариным" Данилкина. Чертанов сходным образом составляет немалую часть своей книги, прямо цитируя множество самых разнообразных источников. Но всё же схема тут несколько иная: если Данилкин солидную часть каждой главы буквально составлял из цитат, выстроенных в хронологическом порядке, получая относительно связный текст, то здесь идёт подробное рассмотрение каждого сколько-нибудь значимого и известного события с самых разнообразных точек зрения. И вот тут, пожалуй, главный сюрприз, придающий новой книге определённую уникальность: автор использует не только официальные документы, воспоминания современников и исторические труды позднейших исследователей - традиционный набор для написания любой биографии. На совершенно равных правах в создании образа героя книги участвуют и художественные произведения. Список их получился солидным, даже если исключить разовые упоминания, вроде стихов Цветаевой; на страницах книги встречаются Разины, изображённые дореволюционными, советскими, эмигрантскими и даже современными авторами.

Руководствуясь собственной установкой, указанной мной в эпиграфе, Чертанов приводит все существующие мнения и взгляды, начиная от происхождения и родственных связей своего героя и заканчивая его поведением во время допросов и казни в Москве. Словно бы обсуждая с читателем всё известное о каком-то событии, автор сопоставляет сведения и мнения, приводит аналогии из истории других стран и других времён вплоть до современности и в результате высказывает собственное мнение, не выдавая его, впрочем, за незыблемую истину. Текст не лишён субъективности, в том числе и в отношении к использованным произведениям; так, роман Шукшина "Я пришёл дать вам волю" Чертанову явно не полюбился. Кое-в-чём автор высказывает достаточно оригинальные идеи, выражая сомнения в кажущихся безусловно верными фактах - скажем, в постоянном конфликте Разина с "домовитыми" казаками и его опоре на бедняков и крестьянство. Вместо них Чертанов считает движущей силой восстания казаков и горожан среднего достатка. Можно, разумеется, с ним спорить, но не стоит отвергать такую возможность безусловно.

Не обходится биограф и без иронии, например, когда замечает, что практически любой крупный город на Волге, до которого дошли разинцы, успел с тех пор обзавестись собственным утёсом Разина и местом, где атаман утопил княжну. Впрочем, чем дальше, тем сильнее Чертанов, похоже, поддаётся очарованию если не исторической, то мифической фигуры Разина, на заключительных страницах даже с какой-то тоской рассказывая о том, как вспоминали мятежного атамана в последующих веках не только писатели и историки, а сам народ. Пассаж об уместности Разина в современности можно принять, оспорить или вовсе им пренебречь, как, впрочем, и любое другое авторское высказывание. В любом случае, как компиляция всего имеющегося на текущий момент пласта знаний о Разине книга Чертанова безусловно хороша. И уж с неоднократным сожалением автора о том, как много документов утрачено за прошедшие века, не согласиться невозможно.