Nog
Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Соблазнительно было бы сказать, что книга о первом русском царе из династии Романовых подводит итог всему, пусть и условному, циклу Козлякова о Смутном времени, тем более что, по большому счёту, и начинается она с того момента, на котором закончились "Герои Смуты" - с избрания шестнадцатилетнего Михаила Фёдоровича на царство. Да, строго говоря, начинается этот томик с обзора происхождения и последующей истории рода Романовых, прежде бывших Кошкиными и Захарьиными, но это вполне можно посчитать и чем-то вроде предисловия. А сам герой книги до этого момента ничего особенного совершить попросту не успел. А между прочим, как отмечает автор, именно этот факт сыграл немаловажную роль в выборе будущего правителя, ведь юный Михаил был из-за этого практически неуязвим для столь популярных в ту эпоху местнических споров: никто не мог заявить, что когда-то руководил будущим царём или занимал какой-то его пост раньше.

Вообще говоря, как ни парадоксально это звучит, но про царствование Михаила Фёдоровича, основателя трёхсотлетней династии, мало кто что знает сейчас. Я говорю не о специалистах, конечно. Но в массовой памяти, мне кажется, эта эпоха оказалась в глубокой тени. Это вряд ли удивительно, конечно - запоминаются яркие, "интересные" моменты, вроде той же Смуты и боёв с поляками прямо у стен Кремля, или более поздних бунтов Хмельницкого или Разина. Однако едва не развалившаяся только что страна в то время нуждалась как раз во временах и людях поспокойнее. И Михаил оказался именно тем правителем, который был нужен. Причём официальная историография, как дореволюционная, так и советская, были к нему весьма неблагожелательно настроены, выстроив образ слабовольного правителя, во всём послушного воле отца, патриарха Филарета. Козляков придерживается иной точки зрения. Признавая безусловно существенное влияние Филарета Никитича (именно так, с отчеством, крайне необычно для церковных деятелей, патриарха называют современные источники) на управление страной, автор утверждает и доказывает, что Михаил не подчинялся отцу, но образовал вместе с ним своего рода "тандем", принимавший совместные решения.

А решений этих было необходимо принять безгранично много. С первых дней царствования Михаилу пришлось буквально воссоздавать царскую власть едва ли не с нуля, а тогда ведь задержанный в Польше отец ещё ничем не мог ему помочь. Власти на местах не знали, а кое-где и не желали никому подчиняться и платить налоги, бояре, многие из которых сами имели виды на престол, не так чтобы уж рвались служить, поляки захватили Смоленск, шведы Новгород, не говоря уж о менее крупных и важных городах, от вольных казаков и вовсе спасения не было практически нигде. Далеко не каждый, думаю, справился бы с решением всех этих задач, к тому же не прибегая к методам предшественников, и прежде всего Ивана Грозного. По сути, эта книга - подробный рассказ о том, как молодой царь и его сподвижники разбирались с каждой проблемой, а затем и с работой на будущее. Каждая глава книги посвящена определённой сфере государственной жизни - перестановкам в боярской думе, работе приказов, торговле, внешней политике и так далее. Козляков тщательно изучил все существующие источники, книга пестрит именами и цитатами. Вот только сам главный герой на этом фоне как-то потерялся; Михаил Фёдорович присутствует как бы на заднем фоне, иногда даже незримо, наблюдая и направляя жизнь страны. Для книги, названной его именем, наверное, это не самая лучшая характеристика, зато для страны он оказался едва ли не идеальным монархом: "Тот набор добродетелей, которые современники приписывали царю Михаилу Федоровичу, представлял собой идеал царской власти вообще. Можно заметить, что сложился он по контрасту с эпохой Ивана Грозного и Смутным временем. Первые черты царя Михаила Федоровича, о которых вспоминает современник после его смерти, — кротость и незлобивость, спокойное послушание своему царскому долгу. Царь видится тружеником, действовавшим в интересах достойных людей, но державших в страхе людей злых." Современникам, конечно, свойственно прославлять прекрасные качества правителя, будь то при его жизни или после смерти, если, конечно, к власти не пришли его враги. Но и прославляют они в этом случае вполне определённые качества.

Сама же по себе книга, пожалуй, может оказаться не слишком интересной обычному читателю - деталей, имён, названий, сообщений, как тот или иной боярин или дьяк занял тот или иной пост в определённом приказе или городе, тут масса. Однако эпоха первого Романова так мало описана, что пренебрегать ей не стоит. Тем более что сделанное царём Михаилом во многом определило всю дальнейшую историю России.