Nog
Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Единственная цель моей жизни - польза и успех науки и благо человечества.
Н.Н. Миклухо-Маклай


Я точно не знаю, есть ли у составителей серии ЖЗЛ сколько-нибудь чёткие стандарты, по которым они отбирают авторов для новых книг. Учитывая, насколько разными как по стилю, так и по качеству книги оказываются, это маловероятно. Но в любом случае, в случае с Миклухо-Маклаем их выбор определённо не вызывает никаких вопросов. Даниил Тумаркин - учёный-этнограф с поистине мировым именем, глубокий специалист как по истории Океании, так и по жизни своего героя в частности: он был одним из редакторов шеститомного собрания сочинений "белого папуаса" ещё в советские годы и уже не раз публиковал статьи и книги о нём.

И со своей задачей Тумаркин отлично справился, написав чёткую и детальную биографию, с множеством ссылок на источники, в том числе и личное общение с жителями Новой Гвинеи, в чьих легендах рассказывалось о Маклае даже спустя сотню лет. Я не назову книгу захватывающей, всё же это не авантюрный роман, хотя время от времени описанные события вполне подошли бы и этому жанру. Автор, безусловно, уважает и даже восхищается своим героем, но при этом не избегает и критики в его адрес. Миклухо-Маклай показан здесь как человек очень увлекающийся, не всегда готовый довести исследование до конца, не отвлекаясь на что-то иное; изрядный ловелас, человек в целом не слишком-то практичный, измученный многочисленными болезнями и постоянным безденежьем и долгами, да ещё и не всегда серьёзным отношением окружающих и сильных мира к своей работе. Но при всём этом, вопреки всему этому, Николай Николаевич сумел стать героем, даже символом гуманного отношения к "дикарям", пусть даже ему сложно было добиться в то время чего-то существенного. Одна из главных тем в его биографии - многочисленные попытки защитить туземцев с Берега Маклая от европейской колонизации, увы, оставшиеся тщетными. Вряд ли стоит удивляться, что российское правительство отказалось от предложенной учёным идеи установить свой протекторат над этой территорией, слишком уж отдалённые это земли. Но, конечно, мысль о подобии папуасского государства под российским покровительством чрезвычайно романтична. Интересно, не брался ли кто-нибудь из многочисленных творцов попаданческих опусов за эту тему?..