• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: кей (список заголовков)
19:58 

Гай Гэвриел Кей. "Блуждающий огонь"

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
В конце концов в старых сказках всегда оказывается очень много правды.
Лиана дал Айвор


"Древо Жизни", первая книга трилогии "Гобелены Фьонавара", закончилось тем, что пятёрка молодых канадцев, угодивших в самый эпицентр разгорающейся в Изначальном мире войны против Ракота Могрима, сумела-таки вырваться обратно в наш мир. Но история их далека от завершения - каждый из пяти уже так или иначе затронут происходящими событиями, более или менее глубоко, и всем им предстоит новая дорога во Фьонавар. Но ещё до решающих битв нужно сделать многое - скрыть от вражеского ока то, что в буквальном смысле выдернутая из Старкадха Дженнифер носит ребёнка Ракота; остановить наступление зимы на земли Бреннина; разбудить Дикую Охоту, заточённую в священных лесах; наконец, найти и привести в Первый мир Великого Воина, без которого не добиться победы. Вторым книгам трилогий обычно уготована не лучшая судьба - чаще всего они играют не более чем роль связующего звена между началом и окончанием серии. Так получилось и в этом случае: событий происходит много, но почти все они значимы скорее не сами по себе, а как очередные шаги на пути к финалу. "Блуждающий огонь" особенно примечателен двумя моментами. Во-первых, именно здесь Кей помимо щедрых заимствований из кельтской мифологии начинает использовать артуровские легенды. Да, тот самый Великий Воин в нашем мире известен именно как король Артур, много раз сражавшийся с Тьмой в самых разных мирах (тут, кстати, трудно не заметить явной схожести этого героя с Вечным Воителем Муркока), но ни разу не доживавший до победы. Теперь же ему предстоит главная битва, ведь если перед Тенью падёт Первый мир, не устоят и все остальные. Второй важный момент - это судьба Кевина Лэйна, одного из пятёрки главных героев. По правде говоря, он и в первой книге, и в начале этой казался каким-то лишним, что ли, не играющим самостоятельной роли в событиях. Все остальные его спутники так или иначе оказались непосредственно связаны с происходящим, Кевин же - так, пятое колесо в телеге. Честно сказать, за него даже просто обидно было. Но судьба, уготованная ему автором, оказалась совершенно неожиданной и даже какой-то нелогичной и несправедливой. Во многом самопожертвование Кевина сродни самопожертвованию Пола в первой книге, и для всего Фьонавара оно оказалось ничуть не менее важно, но если Пол сделал свой выбор сознательно, то Кевина словно бы кто-то вёл своей властной рукой, мало заботясь о нём. Возможно, в эту историю поэтому и не верится. Хотя верить или не верить уже поздно...
В остальном же вторая книга "Гобеленов" совершенно органично продолжает первую, стиль автора, словно бы пишущего Легенду, не только не исчез, но стал даже более явным - доля эпических событий постепенно растёт, и описания их должны быть соответствующими. Правда - возможно, в силу "промежуточности" книги - читается она всё же не так захватывающе, как первая. Да и тесная связь с легендами об Артуре пока не выглядит абсолютно оправданной. Хотя, как водится, окончательные итоги надо подводить лишь после третьей книги.

@темы: Книги, Кей

20:50 

Гай Гэвриел Кей. "Древо Жизни"

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Одно дело просто умереть, но совсем другое - умереть бессмысленно.


Давным-давно, а точнее, чуть больше двух лет назад, с перечитывания кеевских "Гобеленов Фьонавара" начинался мой дневник. Буквально - первое или второе книжное сообщение у меня было именно об этой трилогии. Правда, получилось так, что в тот раз перечитать трилогию полностью у меня не получилось, по независящим от меня причинам, но я был намерен рано или поздно вернуться к ней. Вышло скорее поздно, чем рано, но всё же это своё намерение я выполнил, правда, пока только на одну треть.
Фьонавар - это мир, созданный первым из всех, мир, отражениями которого являются все другие миры, в том числе и Земля. Впрочем, в "Древе Жизни" это почти никак не обыгрывается. Тысячу лет назад жители Фьонавара победили могущественного тёмного мага по имени Ракот Могрим и заточили его в темнице под горой Рангат. Было создано пять сторожевых камней, отданных на хранение представителям пяти народов-победителей Ракота - людям из королевств Бреннин и Катал, а также всадникам Дальри, светлым альвам и гномам из Эриду. Но прошла тысяча лет, и, видимо, кто-то из хранителей не уследил за своим камнем, так что Ракот Могрим получил возможность освободиться и вернуть свою силу. Новая тёмная угроза нависла над Фьонаваром, и именно в этот момент там появились пятеро гостей из иного мира, которым было суждено сыграть важнейшие роли в этой новой войне.
Скажете, обычная вариация по толкиновскому канону? Наверняка скажете, и будете, в общем-то, правы. Действительно, многочисленные заимствования из Толкина видны невооружённым взглядом, и вряд ли их стоит перечислять. Полагаю, вы вполне можете сами представить себе мир, подобный толкиновскому, и почти наверняка он будет очень похож на Фьонавар (что неудивительно, на то это и "первый из всех миров" ;)). Вот когда дело доходит до героев, тут уже становится интереснее. Попадание нашего современника в волшебный мир давно стало навязшим в зубах штампом; вполне вероятно, штампом для зарубежной фэнтези это было даже во время написания этой книги (а это ещё середина 80-х). Но Кей сумел найти и тут что-то новое. Прежде всего, такой герой здесь не один, героев-землян, попавших во Фьонавар, пятеро, и попали они туда вполне сознательно, предварительно повстречавшись на Земле (в Торонто, если точнее) с магом Лорином Серебряным Плащом, который и пригласил эту пятёрку в Бреннин, на празднование пятидесятилетия правления короля Айлиля. То, почему он их пригласил, имеет отношение к сюжету, так что углубляться не стану. Впрочем, это всё мелочи, хотя и довольно показательные. Главное в том, что ждёт героев дальше. На долю почти каждого из них выпадают тяжелейшие испытания, во время которых каждому приходится делать жизненно важный выбор. Главным образом это касается, конечно, Пола Шафера - именно его история получилась самой яркой, самой пронзительной, самой впечатляющей из всех, и неудивительно, что она стала чуть ли не основой всей книги в целом. На фоне испытаний Пола меркнет то, что приходится вынести Дженнифер и Кимберли, и что уж говорить о двух остальных их спутниках. Перед Дейвом пока открывается вполне традиционный путь героя; Кевин же вообще как-то потерялся - важной и особой роли ему не выделено, в отличие от всех остальных его спутников ни героем, ни жертвой он не стал. Может быть, только пока (предположим на минуту, что я не знаю, что будет дальше; предположение, кстати, не так уж далеко от истины)?
Ещё важно отметить тот факт, что, как мне кажется, в "Древе Жизни" Кей писал не столько роман, сколько легенду. Легенду в том или почти в том виде, в каком её могли бы пересказывать впоследствии жители Фьонавара, за вычетом мелкобытовых подробностей, без которых легенда вполне обойдётся, а вот роман никак. Отсюда и колоссальный объём пафоса в поступках, речах, мыслях героев, особенно местных, фьонаварских; отсюда и нарочитая поэтичность текста, особенно в тех эпизодах, без которых легенде никак не обойтись; отсюда и какое-то неуловимое ощущение удивительной волшебности самого мира Фьонавара, который вроде бы и ничем не отличается от массы других фэнтези-миров, и в то же время странным образом выделяется среди них. Впрочем, последнее наверняка зависит сугубо от личного восприятия - возможно, так кажется только мне.
Но вот книга закончилась. Вернее будет сказать, закончилась треть книги, так как я воспринимаю "Гобелены Фьонавара" как единое произведение. Подводить итоги, конечно, ещё рано. Но не могу не заметить, что перечитываю я "Древо Жизни" с ещё большим удовольствием, чем читал в первый раз. При первом чтении очень уж трудно даются эпизоды, описывающие то, что приходится переживать героям. Поэтому, кстати, начинать знакомство с творчеством Кея с этой трилогии я бы не советовал.
Вероятность перечитывания: 90-100%.

@темы: Книги, Кей

13:43 

Гай Гэвриел Кей. "Повелитель императоров"

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Вторая часть дилогии "Сарантийская мозаика". Сюжетно она продолжает первую, так что на этом пункте останавливаться не буду, а скажу лучше об отличиях. Прежде всего, Криспин, пожалуй, перестал быть единственным главным героем. Рустем, Аликсана, Ширин также вполне могут быть названы так... Да и не только они. Хотя первым из главных остается все же Криспин.
Далее, глобальные события резко расходятся с земной историей, что не может не радовать, так как добавляет непредсказуемости. А отличия идут практически во всем, начиная с дворцовых интриг и их последствий. Здесь Кей воспользовался своим же приемом из "Львов Аль-Рассана": за полгода произошли события, разнесенные по трем векам земной истории - Юстиниан правил в VI веке, ислам возник в VII, иконоборчество впервые стало государственной идеологией Византии в VIII веке. Но кто сказал, что история этого мира должна развиваться так же, как земная? :)
Особую интригу представляют собой отношения Криспина с персонажами-женщинами. Есть пять женщин, с которыми его связывают те или иные отношения. Аликсана. Гизелла. Касия. Стилиана. Ширин. Совершенно разные, как внешне, так и внутренне, из разных общественных слоев. Каждая по-своему прекрасна. Равно как и каждая может чем-то не нравиться. Что любопытно, все пять линий развиваются вполне логично (насколько это слово применимо в отношениях мужчин и женщин), но предсказать, чем закончится каждая из них, вряд ли получится. Во всяком случае, до наступления каких-либо необратимых событий. С другой стороны, когда знаешь, чем все закончится, и снова следишь за этими линиями, то понимаешь, что все вряд ли могло сложиться иначе.
Немалое место уделено и человеческой психологии. Здесь нет пространных авторских рассуждений; передаются они событиями и образами. Но какие же любопытные встречаются образцы! Психология человека, спасшего своего противника по соревнованиям от смертельной угрозы, и тут же наносящего ему удар, чтобы его ослабить перед скачками. Психология человека, сознающего, что впереди его ждет смерть, и идущего туда, чтобы лишь взглянуть на врагов. Психология человека, знающего, что дело всей его жизни будет неминуемо уничтожено, но продолжающего работу, причем на глазах у тех, кто будет ее уничтожать. Психология правителей - она, видимо, автору особенно интересна; здесь как минимум два ярких ее образца - Валерий и Ширван, царь бассанидов.
Фантастический элемент так, по сути, и остался декорацией. Был один ключевой момент, когда он мог бы сыграть важную сюжетную роль - визит Аликсаны и Криспина на тюремный остров - но не сыграл. Или сыграл - можно судить по-разному - но не ту, какую мог бы.
Еще один момент, который хотелось бы отметить - важность (за неимением лучшего слова выберу это( происходящих событий для разных людей. Погиб один человек, принеся тем самым горе одним и радость другим. Горя это принесло больше - на первый взгляд. Но целая страна из-за этого спаслась от разорения - это, наверное, важнее, чем личное горе нескольких десятков человек? Но неясно, какие еще события повлекла за собой эта смерть. А где-то важнейшим событием является рождение ребенка или смерть кормильца... И довольно символично, что событию, произошедшему в то же время и действительно изменившему весь известный мир, выделено лишь две странички в середине книги.
И по-настоящему Кею удался эпилог. Даже при перечитывании просто сердце сжимается и мурашки по коже... А уж какое впечатление он на меня произвел в первый раз, мне уж точно не передать.

@темы: Книги, Кей

00:31 

Гай Гэвриел Кей. "Дорога в Сарантий"

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Это, пожалуй, первая (по хронологии написания) книга Кея, о которой можно с уверенностью сказать, что действие в ней происходит в том же мире, что и какая-либо другая. Разумеется, за исключением романов, входящих в трилогию "Гобелены Фьонавара", которые я лично рассматриваю как единое произведение. Есть некоторые намеки на то, что действие "Тиганы" и "Песни для Арбонны" тоже происходит в одном мире, но намеки эти весьма незначительны. Ну а в данном случае можно точно утверждать, что действие "Сарантийской мозаики" - дилогии, первой частью которой и является "Дорога в Сарантий" - происходит в одном мире с "Львами Аль-Рассана", правда, на несколько веков раньше.
На сей раз историческим аналогом книги послужила Византия времен правления Юстиниана I. До поры до времени глобальные события соответствуют истории - войны, восстания, интриги... Да и в большей части персонажей вполне угадываются прототипы - от императора Валерия и его жены Аликсаны, бывшей танцовщицы, до Пертения Евбульского, секретаря и историка, весьма и весьма похожего на Прокопия Кесарийского.
Впрочем, главный герой книги - мозаичник из Батиары (Италии) Кай Криспин, отправляющийся в легендарный Сарантий, столицу империи, под именем своего друга и учителя, по приглашению императора для создания мозаики в новом святилище Джада. Что его там ждет, рассказывать, конечно, не буду.
В целом, книга довольно сильно похожа на "Львов". Правда, доля фантастического элемента растет (одушевленные механические птицы алхимика Зотика, древний лесной бог Людан в облике зубра, странные огоньки на улицах Сарантия), и он уже начинает оказывать некоторое влияние на развитие сюжета, но пока на его побочные ответвления.
Нельзя не отметить редкую скрупулезность автора в описании деталей. Главный герой - мозаичник? Кей подробнейшим образом изучает теорию тогдашнего мозаичного искусства, и действия и размышления Криспина становятся абсолютно достоверными. Но не бойтесь, в лекцию текст вовсе не превращается. Действие переносится на ипподром? Кей не менее тщательно исследует все, что относится к проведению гонок на колесницах, и т.д.
Традиционно удачно получились герои. Даже Валерий Второй у него прежде всего человек, а потом уже император; Валерий и Аликсана - прежде всего любящие супруги, а лишь затем император и императрица. Но, конечно, видеть их такими мы можем только в отсутствие прочих. Многие герои (повторяюсь, но куда уж деваться) заслуживали бы отдельных книг, посвященных им. Валерий. Аликсана. Леонт - верховный стратиг. Стилиана Далейна - дочь аристократа, убитого Валерием, и жена Леонта. Зотик - алхимик, научившийся даровать души своим механическим созданиям. Гизелла - царица антов, единственная наследница своего великого отца, которую не хотят видеть своей правительницей непокорные подданные.
О Гизелле хотелось бы сказать чуть больше. За ней без труда угадывается Амаласунта, дочь правителя готов Теодориха, обратившаяся за помощью к Юстиниану, после чего началась длительная война Византии с готами. Обычно в литературе мы видим ее образ с точки зрения готов, для которых она стала предательницей. Здесь же есть уникальная возможность взглянуть с другой стороны, за что Кею отдельное спасибо.
Еще стоит отметить историю Пронобия Тилитика - язвительнейшую насмешку автора над церковью и ее "святыми".
Итог же подводить не буду, поскольку впереди еще вторая часть дилогии - "Повелитель императоров".

@темы: Книги, Кей

18:42 

Гай Гэвриел Кей. "Львы Аль-Рассана"

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Этот роман Кея - самый, пожалуй, трудный в плане определения его жанровой принадлежности. С одной стороны - вроде бы и фэнтези. Совершенно другой мир (вроде как), две луны в небе, незнакомые названия, несуществующие религии... А с другой - фэнтезийных элементов-то особо и не наблюдается. Все перечисленное - это, в общем-то, декорации, за которыми без труда угадываются реальные исторические аналогии. Иных рас, за исключением людей, тут нет, привычных (равно как и непривычных) фэнтезийных чудовищ – тоже, могучих артефактов нет, никакого волшебства опять-таки нет. Разве что ясновидческие способности Диего Бельмонте могут быть отнесены к сверхъестественным элементам, но они и упоминаются-то от силы раза три-четыре за всю книгу.
Чуть подробнее об исторических аналогиях. Завязка глобального сюжета книги такова: 15 лет назад был убит последний халиф Силвенеса, и некогда могучее ашаритское государство, владевшее почти всем полуостровом Эсперанья, распалось на множество мелких. Прижатые к северу полуострова джадитские королевства Вальедо, Руэнда и Халонья, пользуясь явным ослаблением давних врагов, стремятся вернуть Эсперанью под свою власть. Картина практически скопирована с Испании середины XI века (ашариты - мусульмане, джадиты - христиане; есть еще киндаты - иудеи). Да и в дальнейшем основные события вполне соответствуют тому, что происходило в истории. Но и историческим романом книгу назвать нельзя. Во-первых, несколько веков истории Реконкисты Кей уместил в двадцать лет. Во-вторых, полной исторической достоверности все же не наблюдается.
Последнее особенно заметно в отношении киндатов-иудеев. На первый взгляд все похоже на правду: враждебное отношение приверженцев иных религий, обособленные кварталы в городах, развитая наука и культура... Вот только ненависть, скажем, джадитов к ним выглядит совершенно иррациональной - ну просто, ненавидят, и всё. Исторически же враждебность христиан была вполне обоснована: именно иудеи вели всю торговлю христианскими рабами в Средиземноморье. Еще - лучшими врачами в этот период были все же арабы.
Так что это и не исторический роман. А впрочем - бог с ним, с жанром. Не это главное. Главное же - это бесподобный литературный слог Кея, к счастью, не испорченный переводом. Художественные описания, диалоги, построение фраз - все это, как и всегда у него, сделано на высочайшем уровне. Поэтому поднимаемые им темы, вроде бы вполне традиционные для фэнтези (любовь и ненависть, долг и честь, верность и предательство), вовсе не теряют своей новизны.
Что бы еще сказать? :) А ничего, пожалуй, больше говорить не буду. Только посоветую найти эту книгу и прочесть. Мастеров уровня Кея в литературе (не только фэнтези, в литературе вообще) немного.
Кстати, найти "Львов" в продаже, думаю, будет не очень сложно: пару недель назад роман был переиздан в серии "Шедевры фантастики" вместе с другой замечательной книгой - "Тиганой", о которой я уже писал.

@темы: Книги, Кей

15:25 

Гай Гэвриел Кей. "Тигана"

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Книги Кея продолжают оказывать на меня ни с чем не сравнимое эмоциональное воздействие, даже при перечитывании. Когда заканчивается последняя страница, хочется - и я вовсе не преувеличиваю - благодарить высшие силы, если таковые существуют, за то, что мне довелось это прочесть. Может, это и сумасшествие своего рода... Не знаю. И неважно.
Истории, подобные историям персонажей "Тиганы", встречаются, пожалуй, не так уж и редко, однако выписать их на таком уровне удается немногим. Алессан, Баэрд, Дианора, Брандин, Альберико, Сандре, Томассо, Катриана, Алаис, Альенор - их истории (как и многих других, в общем-то) могли бы сами по себе стать основой сюжета отдельной книги; Дэвина не называю, так как, по-моему, именно он - центральный персонаж "Тиганы", хотя бы настолько, насколько это понятие применимо к в книгам Кея, а значит, свою книгу уже получил :)
Мать Алессана оказалась очень похожей на Мирабеллу Окделлскую; в какой-то степени и истории их очень схожи.
Протянута ниточка и к первой книге Кея - "Гобеленам Фьонавара". Ниточка эта представляет собой сказку, которую вспоминает Брандин - сказку о Финавире, волшебном мире, ближайшем к месту обитания богов, о мире, чье название имеет несколько вариаций. Вполне очевидно, что одна из этих вариаций - Фьонавар, Первый мир, созданный богами. Возможно, когда-нибудь миры Кея окажутся связаны в единую Мультивселенную наподобие муркоковской, хотя сам автор пока от таких планов открещивается.

@темы: Книги, Кей

22:57 

Гай Гэвриэл Кей. "Гобелены Фьонавара"

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Скажу сразу, я считаю Кея гением. Такого эмоционального воздействия на меня не оказывали ничьи больше книги, даже книги Gatty (впрочем, они идут на втором месте...). И пусть, говоря по совести, "Гобелены" - худшая из вещей Кея, подавляющему большинству наших писунов (и солидной части зарубежных) даже до этого уровня - как до Пекина на четвереньках. Читаю буквально страниц по 20-30 в день, не больше. Читаю и наслаждаюсь. А впереди еще все остальные его книги в очереди на перечитывание... Вот оно, счастье, хотя бы на то время, что нужно для прочтения этих 20-30 страниц.

@темы: Книги, Кей

Берлога

главная