• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
10:23 

Вовское

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
А ведь логично: грядёт вторжение демонов и гибель мира - происходят массовые самоубийства в столицах.

23:49 

Владимир Галедин, Алексей Щукин. "Бесков"

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Для Бескова-игрока джентльменство было естественным, как дыхание. Став тренером, он лишь укрепился в своих принципах.
Если же кто-то считает благородство простоватостью и недалекостью, то это его собственные неизлечимые трудности.


В советское время спортсмены, даже самые знаменитые и заслуженные, были крайне редкими гостями на страницах серии ЖЗЛ. На то, думаю, были свои причины, которые теперь уже не важны. А важно то, что в последние годы ситуация стала несколько исправляться, и биографии легендарных спортсменов и тренеров время от времени выходят, хотя пока что список видов спорта ограничивается футболом и хоккеем.

Константин Иванович Бесков, знаменитый футболист и тренер, безусловно, заслуживает места в этой серии. Хотя, конечно, как футболиста его сейчас мало кто вспомнит, слишком уж давно это было. Досадно, что ему не довелось всерьёз проявить себя на международной арене - на единственном крупном турнире сборных, где довелось сыграть герою книги, Олимпиаде-52, он выступал, не оправившись от серьёзной травмы. Но одних только пяти голов в четырёх матчах знаменитого британского турне "Динамо" 1945 года было достаточно, чтобы прославить нападающего. В наше время странно читать о том, что отечественные футболисты по праву входили в число законодателей мод. Но так было, и Бесков был одним из них. И всё же сейчас его знают прежде всего благодаря сорокалетней тренерской карьере.

Вообще говоря, эта книга подойдёт не всякому читателю. Не каждый станет, как я, с искренним удовольствием и интересом наблюдать за тем, как авторский дуэт воспроизводит на страницах события очередного футбольного сезона, рассказывает о важнейших играх и тренерских решениях, подводит итоги, а затем переходит к следующему году, где всё начинается сначала. Конечно, это не просто история советского футбола, все события показаны лишь постольку, поскольку в них принимал участие герой книги. Даже о результатах отечественного чемпионата или игр сборной, если в это время в них не участвовал Бесков, упоминается самое большее вскользь. Авторы, наверное, и хотели бы не ограничиваться лишь футболом, но никуда не денешься - ведь и сам Константин Иванович вне футбола себя попросту не мыслил. Даже семья далеко от игры не ушла, ведь единственная дочь Бесковых вышла замуж за другого известного футболиста и тренера, Владимира Федотова, а жена, Валерия, не раз снималась в художественных и документальных фильмах о футболе.

Весь текст буквально пропитан не столько даже уважением, сколько любовью авторов к своему герою, где-то даже преклонением. Негативные отзывы из воспоминаний о каких-то решениях и поступках Константина Ивановича они тоже приводят, но те быстро теряются в потоке событий. Не раз и не два дуэт изображает Бескова одним из последних футбольных рыцарей, благородным джентльменом, смотрящим на игру как на честное соперничество, не допуская никаких низменных - денежных, политических, личных - мотивов, и так же настраивающим своих подопечных. Кто знает, может быть, и поэтому в том числе его команды так долго останавливались в шаге от большого успеха. Да, если считать чисто по завоёванным трофеям, Бесков может выглядеть не так уж ярко на фоне других специалистов. Но для тех, кто воспринимает футбол прежде всего как искусство, он был и наверняка будет одним из кумиров.

15:17 

Кристофер Мур. "Дурак"

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Немного нашлось бы книг, впечатления от которых было бы так сложно описать. Причём все основные составляющие её мне самое меньшее не противны, а чаще очень даже по душе, а вот в целом оценить трудно. Но по порядку.

Я, в общем, не слишком чётко представляю себе, что такое постмодернизм по определению. Однако если бы мне пришлось для чего-то приводить примеры этого течения, думаю, "Дурака" я бы назвал одним из первых. Взяв за основу сюжет шекспировской пьесы "Король Лир", автор переписал её в роман, показав события с точки зрения королевского шута Кармана. Но если читатель и настроится на обычный пересказ, то очень скоро поймёт, что всё не так просто. Карман по ходу событий встречается и общается то с призраком на стене, то с тремя ведьмами из Бирнамского леса; да и в уста персонажей, взятых из оригинальной пьесы, автор время от времени вкладывает слова совсем других шекспировских героев. Мало того, королевский шут находится при короле не постоянно, так что в числе действующих лиц появляются и обитатели изнанки дворцов - прачки, кухарки, стражники, а чаще других слабоумный подопечный Кармана по кличке Харчок.

Как и подобает умному шуту, Карман не просто наблюдает за происходящим, сопровождая события более или менее уместными и едкими комментариями, а фактически направляет то одного, то другого героя к до времени скрытой от всех собственной цели. И за предательством дочерей Лира, и за оговором Эдгара, сына графа Глостерского, прекрасно видна тень шутовского колпака, и впоследствии она никуда не исчезает. Кстати говоря, даже тем, кто хорошо помнит сюжет пьесы, события романа могут преподнести сюрприз-другой. Но самое главное, за что кто-то хвалит, а кто-то ругает эту книгу, кроется не в сюжете и даже не совсем в персонажах.

Место и время действия столь же условно, как и в самой пьесе; это вроде как средневековье, но не историческое, и даже не литературное, а, пожалуй, пародийное, каким его могли бы изобразить Монти Пайтоны или Мел Брукс. Но Мур идёт, пожалуй, даже дальше них, щедро насыщая текст книги разнообразными ругательствами, включая мат, и вульгарными описаниями всевозможных отправлений человеческого организма, уделяя максимум внимания половым сношениям. Впрочем, на этот счёт на первой же странице стоит авторское предупреждение, да и блямба "18+" прямо на обложке хорошо видна, так что нелюбители подобных текстов могут отсеяться заранее. Себя я к любителям таких произведений никогда не относил; скажем, творчество Ивана Баркова воспринимал скорее с недоумением, чем с интересом; кстати говоря, это кажется неплохим индикатором того, стоит ли браться за "Дурака" - если знаменитый "Лука" читателю по душе, то и роман Мура вряд ли разочарует. Да и вообще юмор "ниже пояса", по-моему, бывает хорош точечно, на контрасте; если же рассказ, а тем более крупное произведение состоит из него почти целиком, то вскоре он начинает утомлять. Не раз и не два я порывался бросить чтение, однако похождения шута оставались всё же интересны, а мозг со временем привык отфильтровывать избыточную похабщину, так что до финала я всё же добрался.

Во многом, думаю, это случилось благодаря переводчику - Максим Немцов работал над романом, оперируя чуть ли не десятком отечественных переводов "Короля Лира", изданных за последние два века, и таким способом сумел придать особую индивидуальность участникам разговоров. Поэтому даже бесконечная вульгарщина временами ухитряется казаться поэтичной и позволяет оценить своеобразные авторские обороты, кое-какие из которых даже хочется запомнить для подходящего случая. Но в целом... я так и затрудняюсь дать какую-то финальную оценку этой книге. Пожалуй, это почти шедевр, но для крайне узкого числа читателей.

12:19 

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Два раза заказывал в Лабиринте билингву со стихами Беккета, оба раза мне привозят вместо него Аполлинера. Странно как-то.

14:58 

А это популярная профессия в Вестеросе

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.

23:48 

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Невероятно, с третьей попытки у нас таки вышла третья часть "Малазана". Неужели проклятие снято?

Upd. Ан нет, проклятие живо, только проявляется иначе.

Вот тут коллега обнаружил, что во втором томе "Памяти льда" выпал фрагмент. А при более пристальном изучении, оказалось, что выпало два фрагмента, оба на 141 странице.
Двадцать три страницы в "Ворде", на минуточку. Не одна, не две. Двадцать три.


fantlab.ru/blogarticle43910
По ссылке лежит вордовский файл с потерянным фрагментом, если вдруг кому надо. Ну и себе на память.
запись создана: 20.06.2016 в 21:01

23:00 

Обычно я так не делаю

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
...но в этот раз по примеру Аглаи добавлю несколько цитат из книги в предыдущем посте :)

Разговоры о том, что "плохой" - как в "Оливере Твисте" и "Незнайке на Луне" - капитализм кончился и остался только "хороший", когда каждому пролетарию полагается айфон и отпуск в Анталии, никогда не казались мне убедительными. Может, в Лондоне или Москве, где крупная буржуазия в состоянии коррумпировать рабочий класс, и полагается - однако ж в Индии, Эфиопии и Йемене мне не приходилось ползать с лупой по улицам, чтобы увидеть много голодных и злых людей без каких-либо признаков айфона; Ленин для них в качестве иконы явно был бы полезнее, чем Стив Джобс. Разумеется, все они живут где-то далеко, "не в нашем районе", - ну так не трудно сообразить (тут и в Йемен ездить необязательно), что именно благодаря тому, что те люди работают, жители Москвы и Лондона могут вести образ жизни, свойственный "креативному классу". И эксплуатация есть, и классовые противоречия есть, и пролетариат есть - просто он отодвинут на глобальную периферию. В таких обстоятельствах, как заметил недавно литературовед Терри Иглтон, утверждать, будто марксизм закончился, равнозначно заявлению, что профессия пожарного устарела, поскольку поджигатели сделались более изобретательными и оснащенными, чем раньше.

[Д. Быков]: Куда бы вы ни приехали, вас встретит одно и то же. Не потому, что там плохо, а потому, что вы такой. Это такой закон. Мир никогда не будет гостеприимен к людям, которым плохо в России. Кому плохо в России, тому плохо везде.

Ирония в том, что японцам слишком хорошо удалось экспортировать свою "японскость"; до такой степени хорошо, что при встрече с оригиналом - в принципе, действительно экзотическим - загадочным он не кажется. Япония - страна постоянного дежавю. Она похожа на ближайшую якиторию - не хуже, но и не лучше. Все известно заранее.
Ну, почти все.

Несмотря на трудности с публикациями, в некотором смысле в девяностые быть писателем было легче: конфликт в обществе очевиден (старое против нового), а смута (хаос, война, перманентный переходный период, нечто, конца чего надо просто дождаться) всегда была высококалорийным подножным литературным кормом.

...если в девяностые "стилисты высшего эшелона" составляли несомненную элиту литературы, своего рода олимп, то теперь это скорее клуб чудаков-аристократов; даже не литературное "направление".

Если вам нужно стопроцентное доказательство того, что религией современного человека - не декларативно, а неосознанно - является наука, то на Галапагосах вы его получите. Острова, сильно уступающие многим другим (какие-нибудь Маркизские или Подветренные, не говоря уже о Капри и Гавайях, уж точно будут поживописнее Галапагосов), представляются нам достаточно ценными, чтобы пилить ради них на край света, прежде всего потому, что Дарвин объявил их уникальными "с научной точки зрения". Что конкретно это значит, многие представляют весьма смутно, однако все, кого сюда занесло, знают, что Галапагосы неким образом связаны с осенившей Дарвина идеей эволюции. Мы инвестируем деньги и усилия в нечто je ne sais quoi - в некую атмосферу, способствовавшую зарождению Великой Идеи. В Грецию едут за античностью, в Прованс - за деликатесами, на Галапагосы - "смотреть эволюцию".

...пресловутый "лингвистический шок" от "ушкуйников" и "хумляльтов" - скорее фикция. Во-первых, потому что на самом деле всех этих архаичных реалий и диковинных слов не так уж много, во-вторых, в русском языке есть запас прочности, позволяющий поглощать заимствования от "иттурмы" до "мягкого дискаунтера". Иванов как раз показывает, что русская матрица сильнее и что она, и только она, свойственна этому пространству, - так исторически сложилось.

22:50 

Лев Данилкин. "Клудж. Книги. Люди. Путешествия"

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Клудж - на программистском жаргоне - программа, которая теоретически не должна работать, но почему-то работает.


Имя Льва Данилкина было мне знакомо довольно давно, но какие-то ощутимые черты лично для меня обрело после его недавней биографии Гагарина. Тогдашних восторгов я повторять сейчас не стану, но с тех пор я начал более пристально следить за его работами, и новую вышедшую книгу ухватил почти сразу. Хотя и был несколько разочарован тем, что новой книгой оказалась не биография Ленина, которую я от Данилкина жду; впрочем, несколько страниц об Ильиче есть и тут, они, кстати, и убедили меня окончательно эту книгу купить. Однако, по порядку.

В последние годы то и дело выходят тома, составленные из разнообразных статей и эссе, написанных тем или иным автором в печатной прессе или даже просто в интернете. Кое-кто издаёт буквально собственные блоги, иной раз и вместе с комментариями; до такого Данилкин не дошёл, но этот томик как раз и составили его эссе - о книгах, людях и путешествиях - написанные, судя по всему, в последнее десятилетие. Что неприятно - даны они буквально вперемешку, без вступления и заключения, без какой-либо структуры, и даже о времени написания можно догадываться только исходя из самого текста и весьма приблизительно. Конечно, благодаря этому можно открыть книгу в середине и начать читать с любого заголовка, и наверняка попадётся что-то интересное. Да и при чтении подряд никогда не знаешь, что ждёт тебя в следующем тексте, и названия не всегда помогают угадать содержимое.

Данилкин-путешественник открывает читателю не самые исхоженные туристами уголки Земли - Иран, Йемен, Эфиопию, Галапагосы - и открывает так, что очень хочется буквально завтра бросить всё и отправиться туда. Ну, кроме Йемена; это эссе было написано задолго до идущей там теперь войны. Заодно он рассуждает о том, как по-разному воспринимают путешествия представители разных поколений, на примере совместных поездок с сыном. Данилкин-журналист беседует с не самыми раскрученными в медийном плане писателями - Алексеем Ивановым, Пепперштейном, Иличевским, Свечиным, Барнсом, Фейбером и многими другими. В особо удачных случаях удаётся объединить все три сферы, вынесенных в заглавие тома, и писатель, прогуливаясь вместе с интервьюером по родному городу, рассказывает и показывает, где и как появлялись на свет герои и события его книг. Данилкин-критик пишет объёмное эссе, давшее название всему сборнику, и рассказывает в нём о том, как и чем жила отечественная литература в нулевые, и почему это самое жаргонное понятие "клудж" характеризует её как нельзя лучше. Данилкин-писатель разрабатывает тему книги об академике Фоменко или ком-то ему подобном, человеке, одержимом идеей, которая рушит всё существующее знание в какой-то области. И ведь интересная книга могла бы получиться, безотносительно сути идеи как таковой.

Темой следующей статьи может оказаться едва ли не что угодно - велосипеды, Бондиана или путешествия в космос. Данилкин открыл мне с неожиданной стороны в общем нелюбимого мною Дмитрия Быкова, поиронизировал над самим собой, вспоминая, как пытался вскрыть пороки писательского сообщества, и заявил о безусловной актуальности в наше время работ Ленина. Хотя читать подряд, наверное, этот сборник всё же не стоит, слишком резкая смена темы происходит от одного эссе к другому.

22:21 

Святослав Рыбас. "Столыпин"

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Столыпин во втором выступлении говорил уже не как премьер-министр, а как человек, осознающий своё положение последнего защитника империи, как последний римлянин.
В этой открытости были и сила его, и слабость. Он был чересчур героичен для политика капиталистической эпохи.


После того, как Святослав Рыбас с блеском справился со сложнейшей темой жизнеописания Сталина, любопытно было узнать, как он воплотит образ другого знаменитого политического деятеля, может быть, не столь спорного, но всё же остающегося в некоторой степени личностью культовой. И боюсь, в этот раз культовость сыграла свою роль. Удачной эту биографию назвать трудно.

Прежде всего, она весьма невелика по объёму и начинается по сути уже в сорокалетнем возрасте её героя, когда тот был назначен губернатором в Гродно. Для труда, претендующего на полное жизнеописание, ход исключительно странный. Но что важнее, книга написана в исключительно восторженных, некритических тонах, Рыбас буквально преклоняется перед своим героем, которого на протяжении всей книги почтительно называет Реформатором, опровергая любые существующие негативные мнения о нём и то и дело отмечая жертвенность премьера и упорную борьбу с противоборствующими ему силами, от революционеров-террористов до самого императора. По большому счёту, в результате получилась не биография человека, а история задуманной и начатой им аграрной реформы, тогда как практически всё остальное же описано лишь вскользь. Тема, бесспорно, интересная, перспективная и заслуживающая глубокого исследования, но выдавать книгу за то, чем она не является, не стоило.

Наверное, главный плюс этой книги - срез мнений современников как о Столыпине, так и о состоянии дел в России начала двадцатого века, ведь чуть ли не половину и без того не особенно объёмного текста занимают всевозможные цитаты, иногда занимающие целую страницу или даже больше. Больше того, в приложениях дано множество речей самого героя книги, благодаря чему этот том можно использовать как своеобразную хрестоматию. Но ожидалось-то совсем другого.

12:31 

Сергей Садов. "Князь Вольдемар Старинов"

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Вспомнив, как когда-то меня захватил ранний цикл Садова о Рыцаре Ордена, решил попробовать его более позднюю серию. Рассказ снова идёт о тринадцатилетнем подростке, попавшем в другой мир, правда, при совершенно иных обстоятельствах. Бывшего беспризорника, сына убитого криминального авторитета, отправляют в параллельный мир, предварительно в течение трёх лет интенсивно накачивая его всевозможными знаниями и навыками, которые должны помочь там выжить. Положа руку на сердце, мотивация его учителей очень слабая, хотя подобные затраты и объясняют некими уникальными данными, которые мальчик может в новом мире найти и передать. Тем не менее, для меня вступительная часть книги, где и идёт речь о жизни мальчика до всего этого и о прохождении обучения, оказалась самой интересной, а вот после перемещения всё пошло исключительно гладко.

Никакой робинзонады - запасов герою с собой дали огромное количество. Никакого вызова со стороны местной цивилизации, находящейся на уровне развития земного средневековья, благо что Вольдемару создали легенду князя, прибывшего неведомым образом из столь же неведомых далёких земель. Удивительно, но ни один человек даже не усомнился в этой легенде, равно как и в существовании какой-то там Российской империи. Оказавшись против воли втянутым в местную войну, главный герой быстро перетягивает на себя одеяло, становясь фактическим спасителем атакованной страны; при этом регулярно страдает на тему того, что его ко всему этому не готовили, однако не допускает ни единой сколько-нибудь существенной ошибки. Остальные персонажи выглядят и вовсе безликими, отыгрывая отведённые им роли.

Но вот читается всё это увлекательно и даже не без удовольствия. Такой вот странный парадокс.

20:16 

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Целая корзина секретных слов на июль в Лабиринт.ру. И теперь все хитро... Поэтому, если вы откладывали покупку книг на июль, лучше купите их сегодня: в последний день действия многоразового секретного слова КЛУБНИКА Хотя, возможно, еще обнаружится парочка секретных словечек...

Кодовые слова на ИЮЛЬ
✔СМОРОДИНА -> -10% на все, включая канцтовары и книги-исключения, кроме школьной литературы. Многоразовое.

✔ГРУША -> -13% на книги по искусству. Многоразовое.

✔КИВИ -> -13% на книги о бизнесе

✔АНАНАС -> -13% на книги жанра Дом, быт, досуг. Многоразовое.

✔ЯБЛОКО -> -10% на детскую литературу. Многоразовое.

✔ АПЕЛЬСИН -> -10% на художественную литературу. Многоразовое.

✔ ГРАНАТ -> закладки в подарок

✔ АБРИКОС -> бесплатная доставка в ПВЗ от 100р.

11:10 

Да, как я понимаю Сэма в последней серии ))

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.



23:43 

Максим Чертанов. "Степан Разин"

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
...зачастую историки пишут, как беллетристы, а беллетристы - как историки, и все вынуждены придумывать, повторять и заново осмысливать мифы,
и все мифы равноправны: мы сами вольны решать, какие покажутся нам наиболее убедительными.


Сказать, что я был чрезвычайно удивлён, когда впервые увидел новость о выходе этой книги, значит ничего не сказать. Чертанов пишет для ЖЗЛ в последние годы много, но все его прежние биографии укладывались пусть и в исключительно широкую, но всё же ограниченную область - писатели и учёные XIX-первой половины ХХ веков. Разин не укладывался в эти рамки ну никак, однако я уже обещал себе не пропускать книг этого автора, к тому же современный взгляд на эту историческую фигуру узнать было интересно.

С первых же страниц я ощутил близкое сходство этого жизнеописания с другой книгой серии - очень понравившимся мне "Юрием Гагариным" Данилкина. Чертанов сходным образом составляет немалую часть своей книги, прямо цитируя множество самых разнообразных источников. Но всё же схема тут несколько иная: если Данилкин солидную часть каждой главы буквально составлял из цитат, выстроенных в хронологическом порядке, получая относительно связный текст, то здесь идёт подробное рассмотрение каждого сколько-нибудь значимого и известного события с самых разнообразных точек зрения. И вот тут, пожалуй, главный сюрприз, придающий новой книге определённую уникальность: автор использует не только официальные документы, воспоминания современников и исторические труды позднейших исследователей - традиционный набор для написания любой биографии. На совершенно равных правах в создании образа героя книги участвуют и художественные произведения. Список их получился солидным, даже если исключить разовые упоминания, вроде стихов Цветаевой; на страницах книги встречаются Разины, изображённые дореволюционными, советскими, эмигрантскими и даже современными авторами.

Руководствуясь собственной установкой, указанной мной в эпиграфе, Чертанов приводит все существующие мнения и взгляды, начиная от происхождения и родственных связей своего героя и заканчивая его поведением во время допросов и казни в Москве. Словно бы обсуждая с читателем всё известное о каком-то событии, автор сопоставляет сведения и мнения, приводит аналогии из истории других стран и других времён вплоть до современности и в результате высказывает собственное мнение, не выдавая его, впрочем, за незыблемую истину. Текст не лишён субъективности, в том числе и в отношении к использованным произведениям; так, роман Шукшина "Я пришёл дать вам волю" Чертанову явно не полюбился. Кое-в-чём автор высказывает достаточно оригинальные идеи, выражая сомнения в кажущихся безусловно верными фактах - скажем, в постоянном конфликте Разина с "домовитыми" казаками и его опоре на бедняков и крестьянство. Вместо них Чертанов считает движущей силой восстания казаков и горожан среднего достатка. Можно, разумеется, с ним спорить, но не стоит отвергать такую возможность безусловно.

Не обходится биограф и без иронии, например, когда замечает, что практически любой крупный город на Волге, до которого дошли разинцы, успел с тех пор обзавестись собственным утёсом Разина и местом, где атаман утопил княжну. Впрочем, чем дальше, тем сильнее Чертанов, похоже, поддаётся очарованию если не исторической, то мифической фигуры Разина, на заключительных страницах даже с какой-то тоской рассказывая о том, как вспоминали мятежного атамана в последующих веках не только писатели и историки, а сам народ. Пассаж об уместности Разина в современности можно принять, оспорить или вовсе им пренебречь, как, впрочем, и любое другое авторское высказывание. В любом случае, как компиляция всего имеющегося на текущий момент пласта знаний о Разине книга Чертанова безусловно хороша. И уж с неоднократным сожалением автора о том, как много документов утрачено за прошедшие века, не согласиться невозможно.

20:08 

ИП 6-10

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Они смогли. Они таки сделали финальную серию ещё офигительнее предыдущей. Причём я счастливо избежал всех спойлеров.
читать дальше

12:16 

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Почему-то вдруг вспомнилось. В прошлых сезонах трёх из четырёх ДиСишных сериалов, курируемых Берланти, сценаристы настойчиво пихали "в канон" межрасовые пары. И во всех случаях это вызывало ярый негатив зрителей. По крайней мере, наших, на майшоус, про заокеанских не знаю. Это, конечно, не то чтобы репрезентативная выборка, но всё же определённый срез мнений. Срез, по-моему, справедливый - во все три пары лично мне тоже совсем не верилось. Не из-за межрасовости, просто не выглядели они убедительно. Странное совпадение, в общем.

12:11 

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
А вот если Шотландия отделится, что это будет? Республика? Или короля себе будут искать? Или останутся под британской короной, как Канада или Австралия? Говорили что-то об этом во время прошлого референдума?

14:18 

Кристи Голден. "Варкрафт"

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Зачем быть достаточно сильным, если можно стать ещё сильнее?
Гром Адский Крик


Подготовленный фильмом и романом-приквелом к расхождениям сюжета с официальным лором, я постарался воспринять новеллизацию фильма как самостоятельное произведение и не отыскивать новых изменений. В целом, думаю, у меня это получилось. Вскоре после релиза фильма в сети появился довольно солидный список вырезанных из него сцен; вот его я с книгой всё же сопоставил, и очевидно, новеллизация писалась на основе полного сценария, что определённо пошло ей на пользу. Сюжет с самого начала прописан более детально, давая все необходимые вводные даже незнакомому с этим миром читателю. Уже самые первые сцены прибытия клана Северных Волков в лагерь орды и встреч Дуротана с Черноруком и Громом чётко раскрывают мотивации героев и служат фундаментом для всех будущих событий. Вступительных глав для людей поменьше, но в дальнейшем и этой стороне конфликта уделено достаточно внимания.

Ключевые моменты, и прежде всего расследование Кадгара и его поиски в Даларане, в книге показаны тоже более подробно, раскрывая постепенно всю картину падения Медива. Правда, положа руку на сердце, каноническая история мне кажется удачнее, так же как и прежняя схема взаимоотношений Кадгара, Медива и Гароны, но возможно, это лишь эффект первого впечатления и, в дальнейшем, многолетней привычки. Да, совсем отрешиться от сопоставления книги со старым лором я всё же не смог. Но, что касается Гароны, роман Голден даёт чёткий ответ по меньшей мере на один вопрос, который в фильме был лишь обозначен. читать дальшеТак что дальнейшая история киновселенной Варкрафта, если она получит развитие, будет, думаю, отходить всё дальше и дальше от игровой.

Говоря в целом, книга вполне имеет право на жизнь, даже в отрыве от любого из двух возможных первоисточников (игры или фильма). Это достаточно крепкий и увлекательный роман, с хорошо построенным сюжетом и неплохо описанными персонажами. Благодаря приквелу, кстати говоря, некоторые события получились более эмоциональными; например, уничтожение клана Северных Волков подручными Гул'Дана теперь описывает гибель не кучки безымянных персонажей, а тех, кто уже знаком читателю, кто проявил себя так или иначе в прошлом, прошёл вместе с Дуротаном очень долгий путь.

Да, небольшое замечание об издании. По сравнению с приквелом тут сменился переводчик, и в результате некоторые имена и названия здесь звучат по-другому. В целом мелочь, но всё же досадный недосмотр редакторов.

11:12 

Сериальная рулетка. Broadchurch

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Маленький тихий провинциальный городок Бродчёрч, проснувшись однажды утром, узнаёт жутковатую новость - на берегу обнаружен труп 11-летнего мальчика. Только-только назначенный детектив-инспектор Алек Харди начинает расследование, в котором ему мешает не только нехватка улик. Для городка он чужой, и желание вести расследование, не считаясь с чувствами и желаниями местных жителей, не облегчает ему жизнь. К тому же его ближайшая помощница сама рассчитывала получить его место, а в недавнем прошлом Харди вёл в другом городе схожее дело, и тогда расследование закончилось неудачей. Тем не менее, чем дальше идёт следствие, тем больше тайн и секретов выплывает наружу, подозрение может упасть на любого, и истерия страха и гнева постепенно захватывает весь город, так что первая жертва может стать и не последней...

Мне как-то не особо везёт с сериалами с Теннантом, хотя сам актёр мне и нравится. И сериалы, в которых целый сезон посвящён расследованию одного преступления, я раньше практически не смотрел. Однако тягучая, насыщенная атмосфера "Бродчёрча" не отпустила до самого финала, заставляя переживать массу эмоций вместе с героями, ведь показанные события не ограничиваются лишь расследованием убийства, почти для каждого персонажа тут наступает переломный момент, раскрывающий его историю или даже меняющий жизнь. Так что я остался очень доволен; правда, второй сезон хотел отложить на попозже, но, узнав, что актёрский состав в нём пополнит Джеймс д'Арси, вряд ли сделаю перерыв долгим.

14:43 

Жизненная история :)

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Я родился в небогатой семье, в нашем небольшом городе получил хреновое образование и никуда не поступал. Долго искал работу. Батя мой с помощью каких-то связей, через третьи руки смог устроить меня садовником (благо в цветах разбираюсь) к местному нашему богачу. Его все в нашей глуши знают, ибо у него денег куры не клюют. Он много лет назад участвовал в какой-то левой афере, выезжал куда-то из города, где-то с кем-то месился. Все у нас эту историю знают. Но сейчас не об этом.
У этого мужика есть племянник. Про его родителей я ничего не слышал, так что он постоянно ошивается у богача в доме. У них хорошие отношения. Но вся проблема в том, что этот племянник настоящий чудак. Истеричный, жадный и избалованный эгоист. Мы с ним общались вроде нормально, но в душе я его просто не выносил.
читать дальше

14:29 

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.

Берлога

главная