• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:12 

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Ну пожалуйста, ну пожалуйста, пусть Джон не окажется сыном Рейегара и Лианны.
Чисто из противоречия массовому мнению.

20:28 

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Кто бы знал, как меня радует чемпионство "Лестера" в Англии. Здорово, что даже такой насыщенный деньгами и, казалось бы, предсказуемый чемпионат способен преподносить подобные сюрпризы.

09:19 

Вот и добрался

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.

21:24 

ИП 6-02

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Вот и пошло движение, приятное отличие от долго раскачивавшегося пятого сезона.
читать дальше

11:20 

Секретные слова Лабиринта в мае

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
☆ СИРЕНЬ — скидка 15% на все
☆ РЯБИНА — скидка 13% на все
☆ КАШТАН — скидка 10% на все
☆ ЯБЛОНЯ — литературные закладки в подарок к заказу от 100 р Одноразовое
☆ ЧЕРЕМУХА – бесплатная доставка в пункт выдачи заказов от 100 р

☆ СЕЙЧАС — дополнительная скидка 20% каждое первое число месяца
☆ ВЫХОДНОЙ — дополнительная скидка 10% каждое воскресенье
☆ ЛИТСЕКРЕТ — дополнительная скидка 16% (одноразовое)
☆ ЛИТБЛОКНОТ — дополнительная скидка 15% на всё
☆ ЧТОЧИТАЕШЬ — дополнительная скидка 15% на всё (действует каждую субботу до 01.07.2016 г)
☆ УЧЕБНИКИБЕСПЛАТНО — бесплатная курьерская доставка заказов от 700руб из школьного раздела
☆ КОМПЛЕКТ15 — бесплатный комплект учебников для учителя: 15 + 1 учебник в подарок! До 31 мая 2016 г

Можно вводить сразу несколько кодовых слов

Ввести кодовое слово www.labirint.ru/cart/

ТРИ СЕКРЕТНЫХ СЛОВА на МАЙСКИЕ ПРАЗДНИКИ

МИР — скидка 15%
ТРУД — бесплатная доставка от 300 р
МАЙ — скидка 10% на учебную литературу

21:35 

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Ух ты, в gog вдруг появились первые и вторые "Аллоды". Пора вспоминать молодость.

15:25 

Вячеслав Козляков. "Лжедмитрий I"

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Трудно, в общем, даже сказать, интересна ли биография Лжедмитрия больше как часть истории Смуты в России или сама по себе. Всё же, как ни крути, это, пожалуй, самый известный, и уж точно самый успешный авантюрист как минимум в отечественной истории. Книга Козлякова и читается, надо признаться, почти как приключенческий роман, несмотря на то, что в тексте присутствуют многочисленные ссылки и даже довольно обширные цитаты из источников. С источниками, кстати говоря, всё не так уж просто; с одной стороны, воспоминаний очевидцев, особенно иностранных, сохранилось немало, с другой официальных документов осталось считанное число. В задоре борьбы с памятью о Расстриге государственные акты и книги нещадно уничтожались, или в лучшем случае исправлялись или прятались подальше.

В отношении личности Лжедмитрия автор придерживается господствующей ныне точки зрения - это был дворянский недоросль из семьи Отрепьевых, постриженный в монахи, а затем сбежавший в Польшу и заявивший уже там о своем "истинном" имени. Других версий авто даже не упоминает. Но дальше уже точка зрения Козлякова несколько отходит в сторону от привычного взгляда на Лжедмитрия как на продукт заговора русских бояр-противников Годунова, либо польской знати, а то и совместного. По мнению автора, самозванец лишь искусно воспользовался интересами определённых сил как в Польше, так и в России, и сам срежиссировал своё восхождение к высшей власти, вполне возможно, искренне веря в своё право на неё. И картина, надо сказать, получилась вполне убедительная. Да и дальнейшее развитие "образа", как это было бы в художественной книге (впрочем, даже исторические труды о столь давних временах всегда содержат существенную долю домыслов, что роднит их с художественными), получилось логичным. Уже достигнув невероятного успеха, "царь Дмитрий Иванович" попросту зарвался - одно только требование титуловать себя императором чего стоит! Но при этом он не сумел найти прочной опоры в России и растерял поддержку поляков, что и привело к вполне закономерному итогу. Жаль только, что настолько печальным этот итог был не только для героя книги, но и для всей страны.

В общем, Лжедмитрий Козлякова - человек, безусловно, способный и талантливый, но не сумевший правильно повести себя в роли правителя Русского государства. И вряд ли в полной мере оправдано мнение, что, удержись он на троне, то сумел бы более мирным и спокойным путём реализовать те преобразования, ради которых веком позже Петру I пришлось буквально ломать страну.

19:34 

Сериальная рулетка. Prison Break

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
"Побег" - один из самых знаменитых сериалов 2000-х годов, и я о нём, конечно, слышал немало. Правда, тогда я сериалами не особо увлекался, и знакомство прошло мимо меня, ну а сейчас всё руки просто никак не доходили. Правда, после того, как двое главных актёров оттуда появились в идущих сейчас "Легендах завтрашнего дня", я решил, что рано или поздно всё же посмотрю. Задание в рулетке просто ускорило процесс :)

Приятным сюрпризом на первых же кадрах стало участие в постоянной роли будущей Терезы Лисбон из "Менталиста", да и впоследствии то и дело на экране возникали знакомые лица. Но и без этого история о том, как один брат планирует побег для второго брата, ошибочно приговорённого к смертной казни, при этом сам находясь в этой же тюрьме, увлекает с самого начала и не отпускает. Даже несмотря на то, что временами сценаристы подыгрывают своим героям (расковырять бетонную стену без особых усилий мешалкой для яиц - вы серьёзно?), сериал очень ярко показывает, как исполнение даже самого продуманного плана зависит от совершенно непредсказуемых мелочей, которые тем не менее могут воздвигнуть практически непреодолимые препятствия.

Сейчас я дошёл до 1 серии второго сезона и сделал перерыв, чтоб остыть после гибели одного из основных персонажей. Продолжу непременно, хотя и говорят, что со второго сезона сериал начал портиться. Но там видно будет.

19:52 

ИП 6-01

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
В целом, традиционно для первой серии - понемногу обо всех и ничего важного.
читать дальше

19:04 

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.

15:12 

Креативный учитель :)

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.

23:36 

Терри Пратчетт. "Маленький свободный народец"

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Тиффани не была лгуньей, однако ей казалось, что порой вещи делятся не на правду и ложь,
а на то, что другим знать надо, и то, что им пока знать не стоит.


Цикл о Плоском мире настолько объёмен и многогранен, что, естественно, разным читателям больше по душе приходятся разные его книги или подсерии. Лично для меня подцикл о ведьмах не входит в число самых любимых, так что его ответвление в виде трёх книг о юной ведьме Тиффани, предназначенное вроде как прежде всего для детей, не вызывало у меня большого энтузиазма. Во всяком случае, не настолько, чтоб читать их в оригинале или любительском переводе. Но когда руки наших издателей до первого романа серии всё же дошли, не ознакомиться было бы грешно. Всё же это Пратчетт...

...и очень даже достойный Пратчетт, надо сказать. Как воспримут книгу дети или подростки, мне сложно судить, но по сути это полноценная часть истории Плоского мира, рассказ о первых шагах начинающей ведьмы. Можно, конечно, вспомнить, что в самом начале Маграт тоже была начинающей ведьмой, но тут история другая; Тиффани Болен (довольно неожиданный перевод фамилии, но обыгрывают его удачно; "каждый у нас в роду был Болен") всего девять лет, о ведьмах она знает лишь понаслышке, а пока она просто девочка из простой крестьянской семьи. Но когда вокруг начинают происходить всякие странности, вроде появления водяных чудищ или крошечных человечков, а потом внезапно пропадает младший брат, кому, как не Тиффани, со всем этим разбираться? Конечно, братишка Винворт совершенно бесполезен, он только ходит вокруг, сморкается да конфеты клянчит, но всё же вернуть его нужно. И девочка, напрягая всё своё неведомое ей самой ведьмовство, отправляется на поиски. Да не одна, а заручившись поддержкой тех самых крошечных человечков, Нак-Мак-Фиглей, народца вороватого и хулиганистого, но много чего полезного знающего и умеющего.

Традиционный сказочный сюжет Пратчетт щедро усыпал разнообразными отсылками к британскому фольклору; в изданной книге полтора десятка страниц отведено под комментарии, поскольку российскому читателю многое может быть непонятно. Нашлось место и своеобразной философии Нак-Мак-Фиглей, а их язык, хоть и отдавал временами сленгом из романов позапрошлого века, всё равно вышел очень забавным. Есть и прямая связь с более известными книгами Плоскомирья: с главной злодейкой читателям уже довелось встретиться в романе "Дамы и господа", а в конце на страницах появились и лично матушка Ветровоск с нянюшкой Ягг. И в результате впечатления от книги остались настолько хорошие, что захотелось вот прямо сразу перечитать ведьмовской цикл, а главное, поскорее заполучить следующую книгу о Тиффани. Да и маленький народец, надеюсь, там по-прежнему присутствовать будет.

Мисс Тик фыркнула:
- Мой совет в каком-то смысле и вовсе бесценный. Ты готова его выслушать?
- Да, - сказала Тиффани.
- Итак, если ты веришь в себя...
- И?..
- ...и в свою мечту...
- И?..
- ...и в свою путеводную звезду...
- И?..
- ...ты всё равно не добьёшься того, чего сможет добиться тот, кто прилагает усердие, старательно учится и не позволяет себе лениться.

20:12 

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Не думал, что когда-то скажу это, но надеюсь, что "Касл" на следующий сезон не продлят. Поскольку без Станы это будет не "Касл".

deadline.com/2016/04/castle-stana-katic-exit-se...

21:49 

Але, Путин? Досадная оплошность на “Прямой линии”

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
- Але, Путин? Владимир Владимирович! Я к вам на прямую линию звоню, с вопросом!
- Ошиблась, - говорю сонно. Что логично, поскольку у нас час ночи по Москве. - Это не Путин. Это Ковернаги. В Сибирь звоните голубушка. Отрубайтесь, тут 10 рублей минута.
- Владимир Влаааадимирович! - не унимается в трубке старушачий голос, едва не задыхаясь от волнения. - У нас бядааа и только вы можете помочь! Наш управдом, сука такая, деньги ворует! Сама на "Мерседесе" новом катается, а лампочки в подъезде не горят, а лестница не покрашена и кнопки наркоманы сожгли! Что делать, помогите!
Как же они на мой мобильник то вышли, собаки!?
- Убейте ее нахрен и всего делов, - бурчу и тычу в смартфон, силясь отрубить связь. Мимо. Трубка поперхнулась а потом так пораженно.
- Убить!?
- Ну напинайте для начала. Вас там много в доме жильцов? Соберитесь толпой и устройте темную. Не поймет - подожгите машину. Будет совсем тупая, завалите. Скажете в полиции - я разрешил.
- Аааа... я думала вы...
- Что - "вы"!? - взрываюсь криком. - Вас, блин, больше ста миллионов! И президенту за каждым задницу подтирать!?
Как этот Путин всю подобную тупню терпит вообще. Алё эти драные. Почините мне унитаз, почешите пятки, подарите машину. Бабка что-то ропщет на тему того, что может управдом и не так заворовалась и вообще. В отступную идет. А вот не фиг.
- Меня не волнует! Я ваш адрес уже записал - разберитесь с проблемой в течение трех дней. Не получится - вышлю "воронок". Выполнять!

- Алло, Владимир Владимирович!?
- Владимир Андреевич. Сибирь. 10 рублей минута. Роуминг капает. Бросай трубку.
- Владимир Владимирович! Я - простой студент, учился пять лет на юриста и теперь не могу найти себе работу!
- Ты глухой? Ошибся номером, говорю!
- Так вот, господин президент, почему такое получается?
- Потому что ты - даун, студент.
- Ччто?
- Ты когда поступал, был в курсе, что в России юристов хоть жопой ешь? Так куда полез? Работы нет? Иди вагоны грузи, в армии всегда тебе рады, хотел бы хорошую работу, пошел бы в технари.
- Но я....
- Как зовут?
- Вася Чугунов.
- Вася, я твои координаты записал, передам Шойгу. Через день не найдешь работу, сука, он спецбортом к тебе прилетит и заберет на подводный крейсер "Контуженный". Будешь юнгой на Южном океане служить, шваброй двести пять метров палубы драить с утра и до обморока, понял? Время пошло!

читать дальше

21:19 

Вячеслав Козляков. "Борис Годунов. Трагедия о добром царе"

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Я, наверное, не так долго собирал сам козляковский ЖЗЛ-цикл о Смуте, сколько предвкушал чтение и думал, как его лучше начать. Сразу с "Бориса Годунова"? Или сначала володихинского "Фёдора Ивановича"? А может, вообще правильнее будет сначала прочесть "Ивана Грозного" Флори? Или, может, взаимосвязь событий стоит проследить до ещё более ранних времён - до Ивана III, например? Не все нужные книги у меня пока есть (ну, в электронке-то есть, но это не то). В какой-то момент решил остановиться на обзорном томе "Рюриковичей" и тогда уже перейти к Козлякову, даже начал его, но вскоре понял, что как-то я уж слишком закопался. Во-первых, взаимосвязь взаимосвязью, но начинать разбирать Смуту с Рюрика и Игоря всё же излишне. Потом, володихинский стиль мне как-то не совсем пришёлся по душе, а окончание сборника залезло уже и в нужный мне период; естественно, что автор не о всех даже великих князьях написал, но обойти вниманием последнего Рюриковича на русском троне - Шуйского - он не мог. Так что велел себе не дурить и начинать уже то, чего так долго ждал.

Впрочем, надо сказать, что неподготовленному читателю за книгу Козлякова браться, может быть, и не стоит. Разумеется, академических познаний не требуется, но но общее представление о государственном устройстве России шестнадцатого века, как и о деталях правления Ивана IV, иметь желательно. Автор, конечно, помнит, что пишет научпоп, а не фундаментальную монографию, но всё же с первых страниц погружает читателя в подробности генеалогических древ, родственных связей, распределения интересов и сил в боярской думе и так далее. Причём подзаголовок книги изначально настраивал на какой-то полухудожественный тон, но эти ожидания были обманчивы.

Тем не менее, слова "Трагедия о добром царе", само собой, стоят в книге не случайно. Вообще, Годунову не слишком-то повезло в исторической памяти. Ближайшие сохранившиеся источники создавались под покровительством Романовых, мягко говоря, не питавших к покойному царю добрых чувств. Соответственно, и позднейшие исследователи опирались в первую очередь на них, к тому же образ тирана-детоубийцы был упрочен и одной из самых известных пушкинских трагедий. Любопытные параллели с памятью о Ричарде III, кстати сказать, вырисовываются. Но речь не об этом. Автор этой книги, очевидно, задался целью максимально подробно изучить жизнь, деяния и, насколько возможно, мысли и желания царя Бориса Фёдоровича, основываясь на как можно менее предвзятых источниках - письмах, приказах, разрядных книгах и прочих официальных документах. Более поздние же воспоминания, летописи, исследования подвергаются тщательному анализу с целью понять и показать, каким же на деле был первый русский монарх, не происходивший из рода Рюрика, вне привычного субъективного, во многом художественного образа. И Козлякову это прекрасно удаётся: его "Трагедия" - это история умного и талантливого, но в некоторые (зачастую самые важные) моменты неудачливого правителя, поданная одновременно увлекательно и детально. Автор подробно рассказывает о достижениях Годунова как до восхождения на трон, так и в период царствования, об удавшихся и неудавшихся замыслах; не обходит при этом стороной и сомнительные моменты вроде суда над Романовыми. Гибели царевича Дмитрия посвящена отдельная глава с разбором всех имеющихся свидетельств; вывод, впрочем, ограничивается тем, что правду о произошедшем в Угличе установить уже вряд ли когда-то удастся.

О Смуте в нашей историографии писали много, что неудивительно. Но этот период, один из определяющих в истории России, будет и впредь привлекать внимание историков. Если следующие книги Козлякова написаны на таком же уровне (а нет никаких оснований полагать иначе), то они, думаю, могут считаться едва ли не обязательными для тех, кому интересна история этого времени.

10:15 

С праздником!

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
23:41 

Пьер Жиффар. "Адская война"

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Есть такая малоформатная издательская серия - "Малая библиотека приключений". Я сомневаюсь, что она имеет большой коммерческий успех, однако сама по себе её идея восхитительна. В серии издаются ныне малоизвестные приключенческие и фантастические произведения первой половины двадцатого века. Имена авторов чаще всего современному читателю незнакомы, но даже если фамилия и известная, то произведения в книжку включены достаточно редкие. Роман Жиффара впервые появился на свет в 1908 году; издавался он на русском и раньше, но всё же сколько-нибудь знаменитым этого писателя не назовёшь. А книга, между тем, по меньшей мере любопытная.

Действие романа происходит в тогда ещё не слишком близком автору и читателям 1937 году. Очередная Гаагская мирная конференция вдруг из-за мелкого дипломатического даже не скандала, а простого недоразумения оборачивается разрушительным конфликтом между Англией и Германией, в который одна за другой втягиваются и другие великие державы. Главный герой, он же рассказчик, французский журналист, волею судеб то и дело оказывается в самой гуще событий, причём путешествуя чуть ли не по всей планете и регулярно ужасаясь тому, как люди научились массово уничтожать себе подобных. И в этом вопросе автор проявляет удивительную изобретательность: армады аэрокаров в небесах то сражаются друг с другом, то обрушивают на землю тысячи ракет и снарядов; целые города взлетают на воздух от взрывов гигантских мин; отряды водолазов вручную минируют вражеские корабли; управляемые молнии выкашивают целые отряды; аппараты, лежащие на дне моря, в считанные минуты замораживают целый флот вместе со всеми людьми на нём; электромагнитные волны издалека заставляют взорваться все снаряды и патроны во вражеской армии; реки, текущие через расположение врага, массово заражают холерными вибрионами, и т.д., и т.п. А со временем межгосударственная война превращается в межрасовую, когда азиаты, во главе с Японией и Китаем, мечтая отомстить за вековые унижения, отправляют многомиллионные армии в поход на Европу...

Сейчас уже можно только воображать, какое впечатление производил роман на читателей сто лет назад. Идея о том, как достижения науки используются для войны, как раз тогда заняла одно из главенствующих мест в фантастической литературе; Жиффар лишь в какой-то степени довёл её до абсолюта. Ни Робуру-завоевателю, ни Петру Гарину, ни кому другому из их идейных "коллег" такие масштабы и не снились. Да и вообще, я могу ошибаться, но мне кажется, что это был первый автор, описавший мировую войну, ставшую реальностью всего несколько лет спустя. Да и методы ведения этой войны ему удалось предугадать, не все, конечно, но многие. Впрочем, это всё же не единственное достоинство книги.

Стиль автора, в общем-то, вполне привычен для той эпохи; мне то и дело казалось, что я читаю то Жюля Верна, то Буссенара, то ещё кого-то из классиков приключенческой литературы. Героев заносит не только на поля (небеса, глубины) сражений, но и в ледовые пустыни, в джунгли, побывают они и в плену едва ли не у всех воюющих сторон. Среди второстепенных персонажей сплошь знакомые типажи - благородные офицеры, трепетные дамы, коварные "дикари" и так далее. Кое-что поневоле вызывает улыбку, например, вечно выживающий при разнообразных крупных катастрофах офицер Том Дэвис. Взгляды Жиффара на представителей иных рас, в особенности жёлтой (так автор её и называет), тоже очаровательно старомодны. В общем, книга сочетает в себе как смелые предсказания, так и давно устаревшие взгляды, в результате предоставляя читателю занятное свидетельство того времени.

15:33 

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
На выходных сходили в музей Востока. Вроде он и не особо большой, а всё равно за раз не стоит пытаться охватить всё. Пробыли долго, попали в сборную обзорную экскурсию, но часть залов всё равно просмотрели только мельком, в основном по Средней и Юго-Восточной Азии. Но всё равно приятное и атмосферное место.
Лично меня больше всего удивили разнообразные вещи, вырезанные из слоновой кости. Удивительно, как тщательно и детально вырезались на них многочисленные крошечные фигурки, сеточки и всё в этом роде. Страшно представить - одно неловкое движение, и всё насмарку.


Фото не мои, съёмки там за отдельную плату.

А снаружи во дворе стоит слон. Сначала увидел его из окна, и никак не мог не подойти потом.

Слон слева :)

21:58 

Алексей Пехов. "Синее пламя"

Ты знаешь, кто я? Я - твой друг.
Я, в общем, люблю творчество Пехова. Не настолько, чтоб читать всё подряд - жанры и темы некоторых произведений мне не нравятся - но достаточно, чтоб обращать внимание на новинки. Цикл, начатый года полтора назад романом "Летос", предполагал в некотором роде возвращение автора в область более-менее классического фэнтези, с которого он и начинал в своё время. Так что мимо него я не мог пройти. "Летос", впрочем, оказался книгой довольно проходной, я даже ничего о нём не написал ни тут, ни на Фантлабе, и в памяти потом мало что осталось. Три героя, пусть и с некоторыми отличиями, но в целом подпадающие под классические архетипы Воина, Вора и Мага, идут через кишащие всякой нечистью земли к определённой точке, где должно быть нечто, от чего в мире станет хорошо. Но там выясняется, что идти надо уже в другую точку на другом краю мира. На этом заканчивается первый роман цикла и начинается второй.

Я не то чтобы собирался совсем бросить эту серию, но продолжения уж точно не ждал с нетерпением. Однако, поддавшись восторгам авторов МФ, объявившим "Синее пламя" лучшим фэнтези 2015 года, решил не откладывать книгу в долгий ящик. Знал же, что Пехов из числа авторов, которые пользуются у этого журнала особой благожелательностью... Нет, не так всё плохо, безусловно, но и сильно лучше не стало. Герои, которых теперь стало четверо, продолжают свой долгий путь, делая новые открытия в окружающем мире и в самих себе. И всё бы хорошо, автор за прошедшие годы, конечно, вырос как профессионал, но... Это сугубо личное впечатление, но былого задора новым книгам сильно недостаёт. Ранние произведения, конечно, были во многом неряшливы, но яркие эмоции, вызванные похождениями Гаррета, Лаэна или Фернана ди Соузы, я помню до сих пор. Здесь же... Ну дошли и дошли, куда надо, теперь ещё куда-нибудь пойдут. Победили врага - ну и победили, потом новые враги появятся. Некоторые отзывы хвалили мир цикла, иногда чуть ли не вознося его до представителя нового жанра - фэнтези-постапокалипсиса. Подобное у меня вызывало только один вопрос - что, серьёзно? Да в каждом втором, если не чаще, фэнтези-мире случался какой-нибудь катаклизм, с последствиями которого героям приходится столкнуться. А в остальном мир совершенно типичный, профессионально сложенный из выверенных кирпичиков. Продолжение через год-другой выйдет, но уже и не знаю, дойду ли до него. Впрочем, всякое бывает.

Берлога

главная